Цифровые и аналоговые диверсии группы monochrom

[:en][:RU]

Наташа Фукс

Активистские инициативы венской арт-группы монохром (monochrom) очаровывают своей художественно-технической философией, а «поп-взгляд» на окружающие вещи неизменно вызывает улыбку. В мае 2011 г. один из создателей монохрома Гюнтер Фризингер прочитал изучающим в университете Донау историю медиа-арта студентам лекцию, вдохновившую меня впоследствии взять у него интервью. Первый вопрос я ему задала о том, как учреждали монохром. Гюнтер объяснил, что монохром появился в 1993 году в виде фензина о киберкультуре, науке, теории, культуроведении и археологии поп-культуры в повседневной жизни. Формат коллажа, в котором он издан, напоминает ранние «сделай-сам фензины» панковского (панкзины) и нью-вейвского андеграунда, а также «авторские книги» таких мастеров, как Дитер Рот, Мартин Киппенбергер и других. Однако уже вскоре монохром пошел дальше самодельных журнальчиков, со всею ответственностью влияя на умы посредством фильмов, перформансов и фестивалей. Если вам случайно доведется быть осенью в Вене, обязательно загляните на фестиваль paraflows – один из главных проектов монохрома.


Günther Friesinger

Наташа Фукс: Насколько изменились цели монохрома с 1993 г.?

Гюнтер Фризингер: В те времена мы не разрабатывали никакой особенной концепции, монохром развился с течением времени. В начале была только мысль выпускать свой фензин -  а вышло очень много разных вещей. В какой-то момент мы начали делать перформансы. В первобытный век развития интернета мы разработали робота, управляемого через сеть, и с этим роботом вступили на арт-сцену. Первая наша выставка состоялась в 1998 г. в венской Сецессии. К сожалению, у них тогда не было интернета, и наш маленький робот всю выставку простоял, не двигаясь, в углу. Тогдашние посетители выставки все-таки признали его в какой-то степени любопытным экспонатом, но в те дни многие вещи работали не так, как нам бы хотелось.

НФ: Искусство, технология и философия – они для монохрома равны?

ГФ: Мы – политическая группа, чьи заявления подаются разными способами, мы используем искусство во всех его проявлениях. Думаю, что для нас важно найти подходящий медиум, верный проводник для соответствующей истории. Именно это лучше всего характеризует нас как группу. Это выливается в разные акции, как то – создание фильма, выпуск музыкального диска или написание книги. Обычно люди стремятся достичь совершенства в какой-то одной медиа. У нас все наоборот, вот почему мы активны в столь многих областях.

НФ: Какой исторический фон в смысле соотношения искусства, технологии и философии особенно для вас значим?

ГФ: Трудный вопрос. Думаю, наиболее подходящим можно считать время Ги Дебора и ситуационистов. Конечно, некоторые части «Флюксуса» тоже очень актуальны.

НФ: К каким теоретикам медиа вы обращаетесь в своей практике?

ГФ: Я придерживаюсь того мнения, что если хочешь быть теоретиком, творцом и куратором в области медиа-арта, нет-арта, дигитального (цифрового) арта и культуры, тебе поневоле придется столкнуться с такими теоретиками, как Ф.Киттлер, В.Флюссер, М.Маклюэн, Х.Рейнголд и многими другими. Впрочем, это не значит, что мы в своих работах следуем советам того или иного теоретика. Мне кажется, эта система самоподтверждения через референта весьма интересна – но я думаю, что для меня, монохрома и для нашей публики большую ценность представляют сгенерированные нами же теории для наших проектов и ими вызванные дискурсы.

НФ: Каковы международные проекты монохрома? И чем разнятся аудитории монохрома в Вене и за границей?

ГФ: Слишком долго перечислять. Со времен нашего большого тура по США в 2005 году мы выпускаем большинство проектов на немецком и английском, или только на английском, чтобы поддержать свое международное влияние. Конечно, многие участники монохрома живут и работают в Вене, и немало проектов сделано для Вены, но фокусируем свою деятельность на международном присутствии.  Один из больших международных проектов, с 2007 г. проходящий в Сан-Франциско – это Arse Elektronika: конференция на тему порнографии, научной фантастики, игр и развития технологии. Я бы сказал, что в сан-францисканцах мы нашли для себя идеальную компанию для такой конференции.

НФ: Вы называете себя «эду-хакером». Почему, и как это соотносится с вашим учебным и преподавательским опытом?

ГФ: Я всегда любил читать, что-то изучать и развивать свой интеллект. Мне на самом деле нравилось учиться, и я с радостью делюсь своими знаниями и умениями со студентами. Университеты, в моем понимании, это места, где можно чему-то научиться, размышлять о приобретенных знаниях, места споров и свободы. В результате процесса «ошколения» университетов, вызванного, среди прочего, Болонской декларацией, они стали «важными местами», – критики этой системы изгоняются из учебного плана. В своих классах я пытаюсь этому противостоять, пытаюсь вызвать просчеты в «школьной системе», пользуясь другими методами передачи знаний, используя юмористический подход и всегда разговаривая со студентами на равных.

НФ: Каково философское общество в современной Австрии?

ГФ: Как всегда живо и брыкается, я бы сказал ;) Одна из приятных вещей – что именно сейчас там есть немало молодых, эффектных философов. Но я, все же, интересуюсь главным образом, авторскими правами, интеллектуальной собственностью, культурой, искусством, медиа и технологией.

НФ: А paraflows – один из самых крупных ваших проектов? Какова концепция этого фестиваля? Он не зависим от деятельности монохрома?

ГФ:  paraflows, конечно, один из самых крупных проектов, над которыми я сейчас работаю независимо от монохрома, монохром помог запустить и развить фестиваль в первые два года – как монохром запустил много других проектов во всем мире. «paraflows – фестиваль цифрового искусства и культуры» проходит в последние семь лет как современный ежегодный фестиваль, нечто среднее между Ars Elektronika и Steirischer Herbst. Он служит одновременно платформой для молодой местной сцены цифрового искусства и культуры и интерфейсом «для» международного обновленного медиа арта.

НФ: Как финансируется деятельность монохрома?

ГФ: Какие-то случайные субсидии на некоторые проекты нам выдают, но в основном мы зарабатываем на перформансах, продаже наших изданий, иногда – на продаже произведений искусства, а с недавнего времени начали собирать деньги с толпы. И все же около 80%  наших проектов вообще никак не финансируется, и мы их делаем просто потому, что это прикольно.

НФ: Помогают ли ваши кураторские проекты созданию своего исследовательского метода?

ГФ: Я пользуюсь определенной свободой курировать только те проекты, которые мне самому очень интересны. То есть, те проекты, где мне очень хочется самому исследовать предмет, читать, писать, и, конечно, провести исследование. Может быть именно поэтому я стараюсь добиться публикации каждого курируемого мною проекта, чтобы заинтересованные в нем люди заранее получили отчет, начиная с которого смогли бы пойти дальше.

НФ: Может ли активизм предугадать будущее, или он только отражает, реагирует на происходящее и уже происшедшее?

ГФ: Заниматься «подрывной деятельностью» становится все сложнее, но монохром неустанно проводит фундаментальную критику буржуазного мировоззрения. Мы исследуем его с расстояния, диссоциируя себя от него. Вопрос остается прежним: как нам отсюда выбраться? Наш сегодняшний поздний капитализм направлен на трансгрессии.   Иначе говоря, капитализму трансгрессии необходимы в принципе. Венский акционизм – важнейшая культурная заявка   в Австрии за последние сто лет – в определенный момент был обречен на провал, потому что австрийское общество 60-ых все еще было построено на дисциплине. Одна из центральных, сильных сторон монохрома: найти верную историю для верной медиа, а возможно – и решение этой ситуации.

НФ: Какие публикации о монохроме вы бы рекомендовали прочесть?

monochrom’s ISS. In space no one can hear you complain about your job. (В космосе никто не услышит, как ты жалуешься на работу) (2012)
monochrom’s Zeigerpointer. The wonderful world of absence (Прекрасный мир отсутствия). (2011)
Urban Hacking. Cultural Jamming Strategies in the Risky Spaces of Modernity (Урбанистическое хакерство, стратегии культурного джемминга  в рискованных пространствах Современности) (2011)
monochrom #26-34: Ye Olde Self-Referentiality (Старая добрая самореферируемость) (2010)
Do Androids Sleep with Electric Sheep? (Спят ли андроиды с электрическими овцами?)  (2009)
Pr0nnovation?: Pornography and Technological Innovation (ПрОнновация?: Порнография и технологическая инновация) (2008)

Другая информация:
монохром: www.monochrom.at
фестиваль paraflows: www.paraflows.at

(c) Наташа Фукс – независимый эксперт менеджмента культурных проектов и международных PR, выпускница Манчестерского ун-та (культурный менеджмент) 2008 года. После отъезда из Москвы в 2011 г. жила в Вене, Австрия, изучала историю Медиа Арта в Ун-те Донау, сотрудничала с фестивалем sound:frame по аудиовизуальному выражению. В России была связана с MediaArtLab и Media Forum — специальной программой Московского международного кинофестиваля посвященной медиа-арту, экспериментальному кино и цифровому контексту с более чем 10-летней историей. Как исследователь и практик она работает над многими темами и участвует во многих международных проектах по медиа-арту, кино и звуку. Пишет в несколько онлайн журналов.

Рус. пер. Томаса Чепайтиса

[:LT]
Views: 1332

Comments are closed.